Вход
Архив номеров

"Наши милосердные мелики..." - Артак МАГАЛЯН

02.12.2007 Артак Магалян
Статья опубликована в номере №2 (11).
Мелик-Фридон

Меликство Гюлистан сформировалось в начале XVII века. Оно начиналось от реки Курак (Кюрак) на границе Гандзака и простиралось до реки Тартар. Правил Гюлистанским гаваром род Мелик-Бегларян с резиденциями в крепости Гюлистан (которая дошла до наших времен почти неповрежденной) и во дворце напротив монастыря hОрекаванк, близ деревни Талиш. Неподалеку от hОрекаванка находится родовое кладбище Мелик-Бегларянов.

«Мелик-Бегларяны — коренные утийцы из села Ниж, — писал Раффи. — Какие обстоятельства принудили их оставить родину, перебраться в Карабах и поселиться в гаваре Гюлистан — об этом история умалчивает». Первый из представителей рода, поселившийся в гаваре Гюлистан, «которого тюрки называли «Кара-юзбаши» («Черный сотник»), а армяне — «Черный Абов», был человеком непростым: на своей родине он имел состояние и правил народом».

Род Сев Абова переселился в Арцах в конце XVI века, обосновавшись в окрестностях теперешнего села Талиш. Вскоре Сев Абов получил это село в подарок от хана Барды за какое-то геройское дело. О Сев Абове сохранились скудные сведения. Известно, что он скончался в 1632 году и был похоронен возле монастыря hОрекаванк, где ныне находится родовое кладбище династии Мелик-Бегларян. Ему наследовал сын Мелик-Яври (чье имя упоминается в памятных записях Евангелия из села Талиш), затем другой сын — Мелик-Беглар I. Судьба остальных сыновей Сев Абова остается неизвестной.

Мелик-Беглар основал Гюлистанское меликство и расширил его границы. Вскоре он захватил несколько поселений, находившихся во владении местного ишхана Авраама-юзбаши — в том числе Гюлистан, Веришен, Неркишен, Эркедж и др. Мелик-Беглар I овладел также Гюлистанской крепостью, сделав эту неприступную твердыню своей резиденцией. У него было три сына: старший — Абов (ум. в 1728 г.), средний Тамраз (Теймураз, ум. в 1750 г.) и младший Исай-хан (ум. в 1752 г.).

Преемником Мелик-Беглара стал старший сын Мелик-Абов II, известный по прозвищу Хромой Абов — его нога была прострелена из ружья. Он похитил Камар-султан, единственную дочь гянджинского хана Мамада, и женился на ней.

Абову II наследовал брат Мелик-Тамраз из-за несовершеннолетия Овсепа, единственного сына покойного правителя. Тамраз поселился во дворце напротив hОрекаванка. Он решил лишить юного племянника богатейшего отцовского наследства и власти, которые по обычаю меликов должны были перейти к Овсепу в совершеннолетнем возрасте. Вскоре вражда между дядей и племянником обострилась — отряд Овсепа захватил укрепление Тамраза, и тот был повешен на одной из чинар.

Тамраз имел двоих сыновей. Даниел носил титул мелика, но не обладал властью. Сарухан-бек в 1723 году был одним из четырех командиров армянских полков.

Мелик-Овсеп долго правил Гюлистаном. Скончался он в 1775 году, в преклонном возрасте, завещав своим сыновьям Беглару и Абову очистить Арцах от иноверцев. Отцу наследовал Мелик-Беглар II — человек крепкого сложения, высокий и храбрый. Он был грамотным — редкое явление среди меликов того времени. Учебник грамматики послал ему католикос Симеон. Выполняя последнюю волю отца, Мелик-Беглар погиб в 1781 году в бою против лезгин на подступах к селу Горани близ Гандзака. Его женой была Амарна (Мариам), дочь Мелика-Шахназара из Варанды. Мелик-Беглар II оставил четверых сыновей: Мелик-Фридона, Сама, Багира и Агабека.

Через два года после его гибели умер прославленный Мелик-Адам из Джраберда. Католикос всех армян Гукас направил письмо с утешениями в адрес давнего соратника покойного — нового владетеля Гюлистана Мелик-Абова, сына Мелик-Овсепа. В письме католикос с опозданием выражал соболезнование также по поводу безвременной гибели Мелик-Беглара. В копии этого документа, хранящейся в Национальном архиве Армении, читаем: «Как только мы услышали о горестной смерти родного брата твоего, особо нами любимого светлой памяти мелика парона Беглара, хотя и сокрушались сердцем и хотели написать утешительное послание для твоего любимого сына и всех ваших, однако различные неудачи окружили нас и не дали раскрыть глаза наши для утешения и облегчения сердечной боли нами любимых, и посему долгое время мы не смогли подать руку помощи». Затем католикос Гукас пожелал удачи Абову в управлении меликством: «Радость великая была сердцам нашим, что вместо особо любимых нами светлой памяти отца твоего и брата ты, родной им в Боге, наследовал их место. Господь да усилит, и сохранит, и благословит, изо дня в день взрастит и поднимет к славе славы».

Преемник своего брата Мелик-Абов III был мудрым правителем и оставил светлый след в истории меликств Хамсы.

Пятого ноября 1784 года шушинский хан Ибрагим под благовидным предлогом пригласил к себе на совещание Мелик-Абова, а также Мелик-Меджлума из Джраберда, Мелик-Бахтама из Дизака и гандзасарского католикоса Ованнеса Хасан-Джалаляна и, нарушив клятву, заточил их в крепости Шуши. В 1786 году католикос был убит в темнице. Однако другие пленники недолго оставались в заключении — военачальник Мелик-Меджлума Тюли Арзуман с помощью Дали Махраса (Аваг-вардапета) и шушинского ювелира Мелкума сокрушил двери темницы и освободил меликов (1787 г.).

Оставив свои владения, они отправились в Гандзак, затем в Тифлис. Лишившись всего имущества, Мелик-Абов и Мелик-Меджлум жили в Тифлисе в бедности и горести. Царь Ираклий обратил на них внимание и решил воспользоваться их храбростью. Однако они недолго оставались в Тифлисе — вновь перебрались в Гандзак, где уже собралось около 500 семейств их подданных, чтобы жить по-прежнему под властью своих меликов. 24 сентября 1789 года Овсеп Аргутян (известен также как Иосиф Аргутинский. — Прим. ред.) в письме из дальнего Кременчуга уведомляет священника Степана Тер-Арутюняна: «Наши милосердные мелики, бежавшие от хана Шуши, — мелик Абов вместе с несколькими домами — сидят в Гяндже».

Гяндзакский хан Джавад перевел подданных обоих меликов в Шамхор. Однако вскоре по незначительному поводу Мелик-Абов рассорился с Мелик-Меджлумом и вместе со своими подданными в начале 1790-х годов переселился из района Гандзака в Болнис. Здесь Мелик-Абов не смог сосуществовать с местными грузинскими князьями, поэтому примирился с Ибрагим-ханом и в 1795 году вернулся в Арцах. В конце 1796 года он отправился в Гандзак к Джавад-хану, затем снова перебрался в Грузию, спасаясь от голода 1797–1798 годов и последующей эпидемии чумы в Арцахе. Мелик-Меджлум со своими подданными остался на территории Гандзакского ханства.

В Грузии армянское население было принято крайне плохо. Мелики решили вновь обратиться за помощью к властям Российской империи. Фридон Мелик-Бегларян и Джумшуд Мелик-Шахназарян отправились в Санкт-Петербург, где представили прошение императору Павлу I. В 1799 году меликам были выделены владения в Грузии, в частности, Мелик-Абов получил Болнис. Своим указом грузинский царь Георгий XII присвоил Мелик-Абову должность караван-баши, ответственного за безопасное прохождение торговых караванов. В указе читаем: «Сим повелеваем, что мелик Абов пожалован от нас караван-башием над караванами из областей наших, за солью ездящими, коему и отправлять сию должность. Сердарю, минбашам, и князьям, и дворянам да будет известно, что он, мелик Абов, учрежден от нас караван-башием и его отныне будет долгом препровождать благополучно приезжающие и отъезжающие караваны, другим же до сей должности никакого дела не иметь, что и повелеваем всем, до кого сие принадлежать будет».

Однако постепенно отношения Мелик-Абова с грузинской знатью обострились. В 1808 году на одном из пиров в Тифлисе он был отравлен вместе со своим секретарем Мирзой Исабахшем. Тело Мелик-Абова было перевезено в hОрек и похоронено в родовой усыпальнице Мелик-Бегларянов.

У Мелик-Абова было три сына — Ростом-бек, Саи-бек (Есаи), которого умышленно ослепил врач Мехтикули-хана, и Манас-бек. Ростом-бек выделялся среди братьев своей храбростью. В неравном бою против восьмитысячного отряда под командованием персидского военачальника Пир-Кули близ села Курсали в Памбаке он был тяжело ранен, взят в плен и отправлен в Тавриз, где в 1805 году ему отрубили голову по приказу наследника престола Аббаса-Мирзы. Вот что пишет о подвиге Ростом-бека Нерсес Аштаракеци в письме от 23 октября 1814 года, направленном Овакиму Лазаряну: «Услышишь от нас и от всех бывших здесь и о почившем мелике Ростоме, сыне мелика Абова, который в бытность Цицианова в Ереване впал в крайнее сомнение по причине нехватки пороха и ядер. Храбрый тот Ростом, по словам графа Пушкина, через более чем 60 тысяч персидского воинства, окружившего все пограничные проходы, доставил в Ереван князю Цицианову порох и пули в сотнях мешков. Во время возвращения по его же поручению с майором Мунтризором попал в плен и умер в оковах в Тавризе».

Преемником Мелик-Абова стал старший сын его брата Мелик-Беглара II Мелик-Фридон (1768–1808), чье меликство однако продлилось недолго. 6 февраля 1808 года во время ссоры брат Сам убил Мелик-Фридона ударом кинжала. Могильный камень повествует:

«Сие есть надгробье мелика Придона,/ Наследника мелика Бегларяна./ Неизъяснима для людей причина смерти,/ Поскольку подобные редко встречаются./ Не по указанию Бога и не по своей воле/ Я оставил сей мир в сорок лет/ 6 февраля в год Спасителя 1808».

После этого трагического инцидента братоубийцу возненавидел весь род, и он не достиг желаемого. Преемником Мелик-Фридона был избран сын покойного Мелик-Абова Манас-бек. После Мелик-Фридона остались шестеро сыновей: Мелик-Овсеп, Шамирхан (1790–1850), Давид (1795–1884, переехал в Индию), Талиш, Теймураз (1803–1878) и Беглар. Здесь нет нужды говорить об индийской ветви Мелик-Бегларянов. Отметим только, что старший сын Давида Овсеп (1845–1907) в 1892 году основал в Калькутте англоязычный литературный, исторический и политический журнал «ARA». Журнал этот стал светлой страницей в культурной жизни индийских армян, переживавшей упадок. В 1895 году из-за недостатка средств издание журнала прервалось.

Оказавшись заложником у Ибрагим-хана, Шамирхан Мелик-Бегларян выучился фарси. Впоследствии он служил переводчиком в дипломатической канцелярии Кавказского главнокомандующего. В 1817 году участвовал в миссии Ермолова в Тегеран, а в 1819 году был переводчиком посла С. Мазаревича в Тегеране. Об этом пишет Нерсес Аштаракеци в письме из Тифлиса от 25 января 1819 года, адресованном католикосу Ефрему: «Его высокоблагородие Симон Иванович Мазаревич, русский посол при дворе персидской державы, отправился в путь вместе со своими двумя братьями и с Шамирбеком, меликом Фридонским, которого назначили ему в переводчики, — идти к месту назначения и сесть там для исполнения своих обязанностей».

Ряд документов, хранящихся в Матенадаране, свидетельствует о том, что Нерсес Аштаракеци через обмен письмами поддерживал активную связь с Шамирханом Мелик-Бегларяном. Сохранилось также прошение генерала Ермолова от 15 января 1827 года, направленное начальнику Главного штаба генералу Дибичу о присвоении Шамирхану воинского звания капитана.

Роль меликов в Грузии существенно упала в особенности после смерти царя Георгия XII (декабрь 1800 г.) и присоединения к России. Поэтому Мелик-Бегларяны и их подданные начали возвращаться в Арцах. Немногие, оставшиеся в районе Болнис-Борчалу, покинули Грузию в 1812 году и переселились в родные края в Карабахе, а также в районы Казаха и Шамшадина. Некоторые из Мелик-Бегларянов еще оставались в Грузии, в деревнях Дагет-Хачен и Болнис-Хачен. О переселении арцахских армян и основании этих деревень грузинский исследователь Варлам Гонгадзе пишет: «По просьбе армянского архиепископа Аргутяна и при его посредничестве царь Ираклий II позволил переселиться в Грузию жителям меликств Гюлистан и Хачен. После этого в 1797 году 400 армянских семей из Гюлистана переехали в село Шадид бывшей Борчалинской области, а через два года 68 семей из Хачена поселились в селе Джабарлы теперешней области Болниси. Через семь лет 43 семьи из этих 68 переселились в Дагет-Хачен. Оставшиеся 25 основали Болнис-Хачен». И сегодня в этих селах можно встретить потомков рода Мелик-Бегларян.

Вернувшиеся на родину из Грузии Мелик-Беларяны снова взяли во владение свои деревни, Гюлистан был разделен между наследниками Мелик-Абова и Мелик-Фридона, которые на русский манер взяли себе фамилии от имен дедов: внуки Мелик-Овсепа стали называться Мелик-Овсепянами, внуки Мелик-Беглара — Мелик-Бегларянами. Среди первых старшим считался Манас-бек, среди вторых — сын Мелик-Фридона Мелик-Овсеп. До второй половины XIX века Мелик-Бегларянам принадлежало в Гюлистане 15 сел, а Мелик-Овсепянам — 3.

Манас-бек погиб во время одного из нападения турок на село Зейва в конце 1817 или начале 1818 года. В письме из собрания Матенадарана, от 23 февраля 1818 года, адресованном Нерсесу Аштаракеци от архиепископа Саркиса Хасан-Джалаляна читаем: «Послание вашей святости, написанное 1-го июня для мелика Абовского Манас-бека, дошло до нас пятого февраля из рук одного простого джрабердского мужа». Это же письмо позволяет приблизительно выяснить год рождения Манас-бека. «Когда в 1238 году армянского летоисчисления (1789) мы из сего места пошли в Гандзак, относительно венчания мы там услышали от видных вельмож и именитых князей и от самого Абова, который прежде нашего прибытия в Гандзак был обвенчан священником в Килисакенде, и после венчания родился Манас бек».

Сына Манас-бека звали Согомоном.

Старший сын Мелик-Фридона Мелик-Овсеп II в 1826 году был одним из делегатов, отправившихся к наследнику персидского трона Аббас-Мирзе. После завершения миссии он был арестован на восемь месяцев по приказу управляющего Кавказом Ермолова вместе с другими делегатами — Мелик-Вани Атабекяном из Джраберда и митрополитом Арцаха архиепископом Саркисом Хасан-Джалаляном. Эти представители знати, нашедшие общий язык с давним противником России, были признаны невиновными и вернулись на родину.

Победа России в войне с Персией (1826–1828 гг.) ознаменовала конец долгого периода власти меликов. Представители меликских династий поступили на российскую службу как потомственные дворяне.

Мелики, в том числе Мелик-Овсеп, продолжали править в своих областях в качестве помещиков-землевладельцев (наибов магала). Гостивший у Мелик-Овсепа известный писатель Месроп Тагиадян писал о его доме: «Он находился на дороге, пересекавшей местность, по которой шли караваны из Тифлиса в Арцах, из Армении в Агванк, туда и обратно. Невозможно было проехать мимо, не попав за гостеприимный стол. Ежедневно для угощения проезжих резали двух волов, четырех или пятерых баранов, не считая рыбы и дичи, которую непрерывно доставляли местные жители».

Мелик-Овсеп скончался 20 января 1843 года и был похоронен в родовой усыпальнице Мелик-Бегларянов. Надпись на его могильном камне гласит:

«Сие есть надгробье мелика Овсепа, Сына мелика Придона,/ Мирского владетеля,/ Великого князя Карабаха./ Он был великим князем и славным силой,/ Всему народу нашему много послужил./ Деятельный труженик/ В нашем суетном преходящем мире./ 20 января 1843 года».

Ему наследовал старший сын — великий парон (Беюк ага) Фридон, Фридону — сын Овсеп-бек, проживавший в селе Карачинар.

Из рода Мелик-Бегларян прославился также Давид-бек из Талиша, чей конный отряд участвовал в армяно-татарских столкновениях в Гандзаке в 1905 году.

Наследники и потомки Мелик-Бегларянов и сегодня продолжают самоотверженно служить своей родине.